Храм Святой Живоначальной Троицы, д.Иссад - Люди в истории
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх


Новости

  • 16 Июль 2017
  • Дорогие братья и сестры! Наш колокол "Благовестник" благополучно занял свое место. Спаси вас всех, Господи, за молитвенную и финансовую поддержку. 

     

     

     

  • 10 Июнь 2016
  • Дорогие братья и сестры!

    10го июня 2016 года наш Храм Святой Живоначальной Троицы обрел свой голос: нам привезли и установили семь колоколов.

     Колокола были отлиты по специальному заказу на Воронежском колокололитейном заводе Анисимова В.Н. (ООО фирма «Вера»).

    Освящение семи колоколов совершил протоиерей Алексий Ширяев.

    Подробнее с информацией о колоколах вы можете ознакомиться в рубрике "Наши колокола".

     

Все новости


Конструктор сайтов православных приходов
Православная библиотека
Каталог православных сайтов

Люди в истории

     В Епархиальных ведомостях есть упоминание о трех благодетелях, с чьей помощью был построен наш храм Святой Живоначальной Троицы. Это графиня Софья Ивановна Борх, которой принадлежала часть земель в Иссаду и которая пожертвовала железо на строительство храма; генерал-адъютант Алексей Илларионович Философов, пожертвовавший кирпич, изготовленный на кирпичном заводе, находящемся при его усадьбе в Загвоздье; и купец Назар Фомич Кулагин из Новой Ладоги, пожертвовавший деньги на строительство. О судьбах этих людей мы бы хотели вам рассказать.

Софья Ивановна Борх (1809 – 1871)

     Графиня Софья Ивановна Борх (урожденная Лаваль) — фрейлина, меценат, помещица.

     Софья Борх родилась в 1809 году в семье графа Ивана Степановича (Жан-Шарля-Франсуа) и Александры Григорьевны Лавалей. Необходимо отметить, что Лавали были одними из известнейших людей своего времени. Живя в первой половине XIX века, имея огромные богатства, они не тратили деньги зазря, но занимались благотворительностью в самых разных направлениях светской жизни.

     Известно, что графиня Александра Григорьевна Лаваль, путешествуя по Западной Европе, собрала уникальные коллекции. Полотна Рубенса, Рембрандта,  Рейсдаля,  Лоррена,  Альбани,  Бартоломео,  Гверчино,  Дольчи и многих других украшали залы в их особняке на Английской набережной (дом №4, где ныне располагается Конституционный Суд). Коллекция включала до 300 древнегреческих и италийских ваз, глиняных и стеклянных изделий и около 300 античных бронзовых вещей, 30 предметов искусств из Египта, относящихся ко II тысячелетию до н.э. и другие. Уникален был в доме на набережной и мраморный пол, который был вывезен из дворца римского императора Тиберия с о. Капри. Многие экспонаты демонстрировали на разных выставках. Лавали собрали богатую библиотеку в 5 тысяч томов. Книги были по истории, философии, экономике, искусству, географии… Немалое число произведений искусств из коллекций Лавалей было приобретено в свое время Эрмитажем.

     Граф Иван Степанович Лаваль работал в Министерстве иностранных дел и имел доступ к периодическим изданиям, поступающим из-за границы помимо цензуры. Новинки западной литературы обсуждались в салоне Лавалей, где собиралось подчас до 600 человек – весь свет Санкт-Петербурга. Бывал в доме и Государь Император Александр I.  Среди известных писателей, поэтов, музыкантов, художников были  у Лавалей П.А. Вяземский, А.И. Тургенев, И.А. Крылов,  Н.И. Гнедич, А.Н. Плещеев, И.И. Козлов, И.И. Дмитриев, А.Н. Оленин, Ф.П. Толстой, З.А. Волконская и другие. После окончания Лицея, работая в Коллегии иностранных дел, здесь читал свои неопубликованные произведения Александр Сергеевич Пушкин. А на балах присутствовал и Михаил Юрьевич Лермонтов, на одном из которых,  16 февраля 1840 года, у него и произошла ссора с сыном французского посла Барантом, которая закончилась дуэлью.

     Вероятно, у Лавалей бывал А.С. Даргомыжский, ибо салон был чудесный и в музыкальном отношении. На вечерах при скоплении почти всего высшего света Петербурга пели Карадори, Виардо-Гарсиа, Рубини и Тамбурини… Впрочем, подобные концерты проходили не только на Английской набережной, но и на чудесной даче, что находилась на Аптекарском острове (примерно в том месте, где ныне стоят Дом молодежи и отель), при слиянии Малой Невки и речки Карповки.

     Софья Ивановна была фрейлиной. Однако она довольно резко отличалась от других придворных дам. С 1834 года Софья стала членом совета Патриотического дамского общества — первой женской организации в России. Князь Пётр Долгоруков в одной из своих статей в журнале «Правдивый» так охарактеризовал графиню Софью Борх: «Она — одна из самых выдающихся русских женщин, одарённая высоким умом, проницательным в высшей мере и в то же время обаятельным, превосходным сердцем и благородным характером. Она дала доказательство своих качеств в своем поведении по отношению к своей сестре, жене князя Сергея Трубецкого, сосланного в Сибирь Николаем. Графиня Борх в течение всей ссылки была добрым ангелом своей сестры и её семьи.»

     В 1833 году Софья Ивановна вышла замуж за графа Александра Михайловича Борха (Александр-Антон-Станислав-Бернгард) (род. 1804 — ум. 1867) — дипломата и камергера Двора.  Брак этот был совершён по расчёту, о чём сам Александр Борх, не таясь, рассказывал повсюду. Отец Софьи, Иван Степанович Лаваль, был начальником Борха по министерству внешних сношений. По мнению дам, близких к Софье Ивановне, будущий муж вообще не любил её и чурался ею, однако женитьба на дочери богатого и влиятельного при Дворе графа сулила Борху блестящие перспективы. До свадьбы (в 1832 году) у молодых произошла серьёзная размолвка, которая чуть не кончилась полным разрывом. Семья Лавалей приложила немало усилий, чтобы всё уладилось. Через год, в апреле 1834 года, граф А. Борх получил должность церемониймейстера, а позднее — пост директора Императорских театров. Портрет графа Александра Михайловича Борха находится в собраниях Русского музея.

     Борхи прожили вместе 34 года. В браке родилось два сына и три дочери. Старший сын граф Юрий (Георгий) Борх — генерал-лейтенант, командир 21-й пехотной дивизии (Темир-Хан-Шура). С 1894 года почётный мировой судья Бакинского судебного округа. В 1858—1861 годах был ротмистром в лейб-гвардии конном полку и адъютантом шефа жандармов. Состоял в распоряжении командующего войсками Кавказского военного округа для особых поручений по армейской пехоте. Член Владикавказского скакового общества. В 1870-х годах состоял в распоряжении командующего войсками Туркестанского военного округа. Был женат на Варваре Павловне Чичериной, дочери полковника конной гвардии Павла Петровича Чичерина и княжны Ольги Павловны Голицыной.

     Младший — Виктор Борх — камергер Высочайшего двора, статский советник, унаследовал имущество родителей.

     Все дочери Борхов не были замужем. Мария Борх состояла фрейлиной Высочайшего двора, Александра умерла в 1859 году в 19 лет (похоронена вместе с матерью). О третьей дочери, Ольге, никаких сведений не имеется.

     Графиня С. И. Борх занималась благотворительностью. Она была в составе Комитета Свято-Троицкой общины сестёр милосердия — первой в России общины сестёр милосердия; являлась вице-президентом Совета детских приютов в Санкт-Петербурге. После смерти матери Софья стала попечительницей Лавальского детского приюта. В 1866 году благотворительная организация «Общество доставления дешёвых квартир и других пособий нуждающимся жителям Санкт-Петербурга», имевшая целью смягчить тяжёлые условия жизни беднейших слоев города, взяло под своё покровительство «бесплатную квартиру для престарелых бедных одиноких женщин», основанную В. В. и С. В. Ланскими и существовавшую на капитал, выделенный графиней С. И. Борх.

     На попечении Софьи Ивановны находились и православные храмы. Так, в 1857 году на средства графа Александра Михайловича Борха и его супруги графини Софьи Ивановны были построены два придела Космодемьянской церкви в селе Большой Вьяс Пензенской губернии; в 1864 году в селе Иссад Новоладожского уезда на средства А. И. Философова, при участии графини Борх и новоладожского купца Н. Ф. Кулагина была построена каменная трёхпрестольная Троицкая церковь с колокольней. 7 июня 1864 года графиня Софья Ивановна Борх пожертвовала во вновь организуемую Брюссельскую православную церковь образ Святых мучениц Екатерины и Марии Магдалины.

     После смерти родителей графине Софье Ивановне Борх отошли дом в Санкт-Петербурге на Английской набережной (дом № 4) и дача на Аптекарском острове. К концу жизни графиня имела «недвижимыя имущества» в различных губерниях, в том числе включавшие и имение Волховское при сёлах Иссаде и Немятове с деревнями, в котором земли 1097 десятин 1200 саженей и Заканавское при сёлах Ледневой, Стрековице и Кивгоде, в котором земли 7077 десятин 2242 саженей (Новоладожский уезд, Санкт-Петербургская губерния). Управляющим этого имения был «Саксонский подданный Герман Васильевич Циншъ». Всего владения Борх превышали 50 000 десятин земли.

     Графиня Софья Ивановна Борх умерла 8 октября 1871 года в Санкт-Петербурге, похоронена на кладбище Новодевичьего монастыря.

Алексей Илларионович Философов (1800 – 1874)

     Генерал-лейтенант, адъютант вел. кн. Михаила Павловича (1828-1837), воспитатель (с 1838 г.) и попечитель (с 1852 г.) великих князей Николая и Михаила Николаевичей (младших сыновей Николая I), член Комитета по усилению обороны береговых пунктов на Балтийском море (1853), временный военный губернатор Петербурга (1862-1863).

     Алексей Илларионович  Философов  родился в 1800 г. в семье небогатого помещика Новоладожского уезда С.-Петербургской губернии. У отца его, Иллариона Никитича, генерал-майора, героя Отечественной войны 1812 года, вышедшего из военной службы с чином инженер-капитана, было всего 63 души крестьян. Однако, несмотря на это, он пользовался большим авторитетом среди местного дворянства, которое два раза подряд избирало его своим уездным предводителем.

     Среди провинциальных обывателей семья Философовых выделялась своим культурным уровнем. Сам Илларион Никитич окончил с золотой медалью сухопутный Шляхетный кадетский корпус, жена его, Пелагея Алексеевна (урожд. Барыкова) — Смольный институт с серебряной медалью. Известно также, что Илларион Никитич был знатоком и ценителем живописи, и в его имении в Загвоздье люди искусства были частыми гостями. Дети Философовых тоже получили хорошее образование.

     Старший сын,  Алексей был определен в Пажеский корпус, откуда его выпустили прапорщиком в 1-ю артиллерийскую бригаду. В 1827 г., во время войны с Персией, он участвует в осаде и взятии Эривани, в 1828 г., в русско-турецкую войну, — в осаде и взятии Карса, Ахалкалаки и Ахалцыха. В 1829 г. он — уже помощник начальника артиллерии осадного корпуса, взявшего крепость Силистрию. Во время одной из вылазок был ранен пулей в лоб и скулу. Блестящие способности и боевые качества молодого офицера сразу же обратили на него внимание начальства. Он получает золотую шпагу с надписью «За храбрость», чин полковника, ордена Георгия 4-й степени и Владимира 3-й и, наконец, назначается адъютантом к  генерал-фельдцейхмейстеру  вел. кн. Михаилу Павловичу. В 1830 г., с разрешения Николая I,  Философов  отправляется в Алжир для участия во французской военной экспедиции, отличается и получает орден Почетного легиона. В следующем году — он участвует в подавлении польского восстания, причем исполняет важные секретные поручения вел. кн. Михаила Павловича и, снова осыпанный отличиями, возвращается в Петербург.

      Здесь в феврале или марте 1833 г., в доме родственника Н. А. Столыпиной, командира лейб-гвардии Измайловского полка Н. Н. Анненкова, состоялась первая встреча начинающего тяготиться холостой жизнью тридцатитрехлетнего полковника Философова с Анной Столыпиной.

     Анна Григорьевна (1815—92), дочь Григория Даниловича и Натальи Алексеевны Столыпиных, двоюродная сестра М. М. Лермонтовой. По предположению исследователей Анна Григорьевна — предмет «второй» любви поэта. С ее именем связывают стихотворение «К гению», «К...» («Не привлекай меня красой...»), «Дереву», прозаические заметки «1830 (мне 15 лет)», «Мое завещание» (VI, 386—87), а также драму «Menschen und Leidenschaften». Символичен рисунок Лермонтова (изображение девушки под сухим деревом), находящийся на листе с посвящением, говорящим об отвергнутой любви поэта.

      Одной из главных причин, побудивших Наталью Алексеевну переехать в Петербург, было, конечно, желание получше пристроить свою единственную дочку. Это была благоразумная девушка, унаследовавшая от матери столыпинскую практичность. Она ждала солидного жениха, и такой представился ей в лице Алексея Илларионовича Философова. Поражает быстрота, с которой было улажено все дело. Видимо, родственники Анны боялись упустить прекрасную партию.

      Свадьба была отпразднована в 1834 году с большой торжественностью. На связанные с ней расходы и на первое обзаведение А. И.  Философов, живший только на свое жалованье, вынужден был с разрешения царя занять из государственного казначейства 30 000 рублей ассигнациями, обязуясь погасить их в течение десяти лет. Этот долг (оставшаяся часть его в 1839 г. была прощена Философову) сразу же отяготил бюджет молодых.

      Началась светская, рассеянная жизнь Анны Григорьевны. Домашний мир Алексея Илларионовича, созданный Натальей Алексеевной (переехавшей жить к молодым) и ее дочерью, с вечными толками о винных откупах, о покупке доходных имений и т. п., был резко различен с обстановкой его родного гнезда, небогатого, но милого Загвоздья, где тихо доживали свой век родители Философова, до глубокой старости сохранившие свои литературные интересы, зачитывавшиеся сочинениями Пушкина, Гоголя и т. д . Их-то простой, незатейливый быт и являлся идеалом, к которому стремился тяготившийся светской суетой  Алексей   Илларионович. Происходя из захудалого (правда, очень старого, ведшего свое происхождение с IX века, от некоего Марка Философа) дворянского рода, А. И.  Философов  своими блестящими служебными успехами был обязан исключительно своим заслугам и способностям, чем он и гордился.

     В 1838 г.  генерал-майор  А. И.  Философов  назначается воспитателем великих князей Николая и Михаила Николаевичей. Но если служебное положение А. И. Философова было блестяще, то материальное оставляло желать много лучшего. Светская жизнь, поездки жены и тещи за границу, воспитание детей, которых в 1839 г. было уже четверо, брали много средств.

     В 1842 г. Алексей Илларионович произведен в  генерал-адъютанты, в 1852 г., с совершеннолетием великих князей Николая и Михаила, назначен попечителем к ним. В 1854 г., в начале Восточной войны, он заведует кронштадтской артиллерией и приводит крепость в оборонительное положение, а потом сопровождает великих князей в их поездке в действующую армию в Кишинев и Крым. Наконец, в 1859 г. его производят в генералы-от-артиллерии.

     Но уже семь человек детей (пять сыновей и две дочери) требовали все бо́льших расходов на воспитание и образование. Много средств брала придворная жизнь (Анна Григорьевна была назначена гофмейстериной двора жены вел. кн. Михаила Николаевича Ольги Федоровны, а дочери — фрейлинами). Два сына вышли в офицеры и безрассудно тратили деньги на кутежи с товарищами. Старшая дочь Адина (Александра) заболевает туберкулезом, что заставляет Анну Григорьевну бросить управление имениями на мужа и вместе с дочерьми и маленьким сыном уехать надолго за границу.

    В 1864 г. А. И.  Философов  по распоряжению Александра II получает безвозмездно 60 тысяч рублей из казны на покрытие своих долгов. Но это была лишь капля в море. В 1869 г. он, почти 70-летний старик, заслуженный боевой  генерал, насчитывавший более пятидесяти лет беспорочной службы, обращается к царю с отчаянным письмом, умоляя спасти его от позора неминуемого разорения путем выдачи ссуды. Ссуда была разрешена, разорение отсрочено.

      А. И.  Философов  скончался в Париже 18 октября 1874 г. Тело его, согласно выраженному им при жизни желанию, было привезено в Россию и погребено в родном гнезде Философовых, селе Загвоздье. Три года спустя рядом с отцом был похоронен старший сын Дмитрий, полковник лейб-гвардии конного полка, убитый во время русско-турецкой войны, в 1877 г.

    Анна Григорьевна Философова намного пережила мужа. Она умерла 15 июля 1892 г. в Париже и погребена там же, на Монмартрском кладбище.

    Дети Алексея Илларионовича: Дмитрий Алексеевич, полковник лейб-гвардии Конного полка, адъютант великого князя Михаила Николаевича; Алексей Алексеевич, камер-юнкер; Николай Алексеевич, художник-любитель; Александра и Ольга Алексеевны — фрейлины.

    Герб рода Философовых представляет в лазуревом поле две шестиугольные золотые звезды, из коих одна — вверху, а другая — внизу, и посредине их — серебряный полумесяц рогами вверх. Щит увенчан дворянским шлемом и короною. Намет лазуревый, подложенный серебром.

    Что касается деревни Завоздье, владельцами которой являлись Философовы, то по данным статистического комитета Санкт-Петербургской губернии на 1864 год число дворов в деревне составляло 3, число жителей – 25 (9 мужчин и 16 женщин).

Назар Фомич Кулагин (1793/1794 – 1879)

     К сожалению, сведения о жизни Назара Фомича довольно скудные. Известно, что в 30-40-х годах XIX века он был купцом III гильдии, принадлежность к которой фиксировалась уплатой пошлины в казну (процент с объявленного капитала). Благодаря своим трудам Кулагин богател. На Николаевском проспекте Новой Ладоги ему принадлежали два дома (современный адрес - пр. Карла Маркса, д. 15 и 17), а в Иссаде он имел свой двор. В 1865 г., когда ему было за семьдесят, он становится купцом первой гильдии, вступление в которую требовало приобретения гильдейского свидетельства стоимостью 50 рублей и промыслового свидетельства на торговые предприятия первого разряда. Чем занимался Назар Фомич, мы в полном объёме не знаем. Из «Отчёта Новоладожского Благотворительного общества за 1874 г.» можно узнать, что он торговал мясом и поставлял его по сниженной цене, а иногда и бесплатно для городской больницы и для Благотворительного общества, которое организовал в 1869 году. Дом общества находился на Николаевском проспекте, возле Климентовской церкви, там, где впоследствии Кулагин был похоронен благодарными за его деяния горожанами. В доме содержались престарелые, поддерживались неимущие. Здесь ежедневно кормили горячей пищей до 40 человек. Традиции, заложенные Назаром Фомичом, сохранились в Новой Ладоге и в начале двадцатого века. Благотворительное общество не прекратило своего существования: устраивало лотереи в пользу бедных, выдавало ежемесячные и единовременные пособия «на удовлетворение крайней нужды». Так, в 1905 г. в кандидатский список нуждающихся было занесено бедных и имеющих право на помощь 103 лица.

     Назар Фомич Кулагин не оставлял без своего внимания и материального покровительства и храмы округи. К середине XIX в. иссадская деревянная церковь (построена до XVI в.) во имя Св. Живоначальной Троицы обветшала и в 1858 г. была разобрана. В том же году была создана комиссия по её восстановлению, в которую вошёл и Назар Фомич. Комиссия объявила сбор средств на сооружение каменного храма. В 1863-1866 годах церковь была отстроена в камне на деньги, пожертвованные новоладожским городским головой, купцом Кулагиным при содействии других прихожан, а также графини С.И. Борх и генерал-адъютанта А.И. Философова. И вторая иссадская церковь - во имя Св. Модеста - также была возобновлена на его немалые пожертвования. В 1861 г., будучи городским головой, Назар Фомич Кулагин был награждён бронзовой «Медалью в память войны 1853-1856 гг.». Эту медаль вручали представителям купечества, «кои оказали отличные и важные услуги», главным образом, в виде пожертвований на войну (Восточная, или Крымская война). В те же шестидесятые годы он был удостоен «Золотой медали на Станиславской ленте для ношения на шее».

      Думается, не менее дорога ему была искренняя благодарность и от своих земляков - грамота Новоладожского Благотворительного общества. Заметим, что подлинник этого редкого документа бережно хранится в фондах музея г.Новая Ладога. Грамота эта довольно внушительных размеров, на плотной бумаге, украшена рамкой в виде виноградной лозы. Ангелы с воздетыми вверх руками обращают внимание читающего к тексту: «Ново-Ладожское Благотворительное общество въ знакъ признательности за привнесенную Лепту своему Почётному члену и Председателю, Новоладожскому 1 гильдии купцу Назару Фомичу Кулагину». Грамота подписана городским головой Н. Щепотиным, купеческим сыном Аникеем Рыбкиным и священником Александром Налимовым. Занимался Назар Фомич и общественной деятельностью: был председателем Сиротского суда и в знак особого доверия ладожан был избран казначеем Никольского собора.

      Кулагин был похоронен в Новой Ладоге. Памятник был построен на средства людей, которые были им призреваемы. Надпись на надгробии: "Помяни мя Господи во Царствии Твоем. Потомственный почетный гражданин Назар Фомич Кулагин, сконч. 27 ноября 1879 г. на 86 году от рождения".